Критика искусства

Райтель Э.

Матрица: девичьи грёзы и горькая правда большого экрана

Как ЭТО могло случиться

Когда выяснилось, что вторая часть «Мартицы» называется «перезагрузка», в голове многих сетевых и не очень мыслителей стали копошиться особо извращённые картины как то — отважные герои делают брутальный Reset всей системе. Сознание несчастных, погружённых во слизь, глохнет, а потом, когда Reset свершается, у всех обитателей Матрицы на почве случившегося едет крыша. Вся матричная общественность слетает напрочь с катушек и жаждет отдыхов, смирительных рубашек и чутких санитаров. Вы только представьте — если у батарейки, скажем, в плеере, крыша поедет, а тут — всё гораздо серьёзнее. Даже электричество эти энерджайзеры дадут такое же как они сами — на всю голову ненормальное. А в конце они отказались бы от машин, потому как от них всё безумие и пришло и отправились бы заниматься чем-то более дельным, чем лежание на аппарате, будто паралитики какие.

В принципе, если бы фильм оказался бы о чём-то примерно таком — думается, было бы веселее. И не так глупо. Но — дьявол, как водится, скрылся в деталях — «Reaload» — это вам не «Reset» какой-нибудь, почувствуйте разницу.

Суровая действительность

На большом экране смотрится отменно. Особенно когда перед этим выпьешь ликёрчику — в стильном буфете. Просто праздник какой-то! Народ вокруг сидит — живописно похрустывает невразумительным пахучим кормом, вызывающий ассоциации с каким-то садово-огородным утеплителем и называющийся попкорном. А ещё публика весьма душевно посмеивается в самых трагических местах, что радует — не стёрлась грань между нами и: ну, ладно, не буду называть их агентами матрицы, хотя это они как раз и есть. Кстати о смехе — похоже, господа сценаристы сильно перемудрили с пафосом. В принципе, если поменять два «П» местами — ещё неизвестно, может успех был бы такой, что: Круто было бы! Два «П» — это «пафос» и «порнографичность». Ну, ладно — в крайнем случае получился бы эротический триллер. Есть там несколько намёков на эту тенденцию. Когда главные герои в маленьком гро: извиняюсь, склепике, при свечах: Суть даже не в том что они делают и как, а в ИХ обнажённости. Чёрные отметины на теле, оставшиеся от прежней жизни — это же можно было какую тему развить и КАК эти девайсы использовать!!! Так и вижу Тринити, прикреплённую к некому устройству — она дико сексуальна, несмотря на все свои виртуально-нечеловеческие ужимки и прыжки, даже слегка непрямой носик (в детстве что ли ударилась) её совершенно не портит. Впрочем, как и не вполне порностаровский возраст. Да что там говорить, вообще вся история могла сложиться совершенно иначе, если бы герои поменьше грузили друг друга всякой ерундой и побольше предавались бы плотским утехам. Поверьте, в зале бы тогда никто бы не осмелился нагло хохотать! Но, увы, увы и ещё раз — растерянное «увы». Зрителям пришлось заменить здоровое зрелище нездоровым кормом.

Так и надо смотреть этот фильм, если вообще кто решится на такое — на большом экране, после хорошего спиртного напитка, под жизнерадостный хруст соседей. Смотреть его стоит исключительно из-за эффектов. Ибо содержания там, в отличии от первой части, нет. Эдакое Дао, для конспирации прикидывающееся бредом обкурившегося «нового левого» — что бы кто, часом мимо пробегаючи, не распознал.

Расчленёнка

В первой части, кто бы там чего не говорил про развлекаловку в чистом виде, контент был. Эдакий — лево-мистический. Первая часть — родная сестрёнка «Бойцовского клуба», это если мистику всё же отбросить, ибо муторная она у них какая-то. Человек и Система — предельно понятная схема взаимоотношений.

Во второй — что называется, наводка тени на плетень в промышленных масштабах при суперкачественных съемках. Содержательная часть- триста раз прав Сергей Лукьяненко — постмодерн, он и в Африке останется постмодерном. А в Америке — тем более. Единственный вывод более-менее внятный — оппозиция нужна Системе, что бы избежать распада. То есть что б она, Система, крепчала ею же порождённые радикалы должны её слегка, того — беспокоить, иными словами. Возможно, это — одна из причин появления самого фильма. Такие странные вещи вряд ли появляются просто так — слишком уж большой переполох они наводят в головах инфантильной гипнабельной публики. «Матрица сняла фильм о самой себе», — сказал в программе «Выводы» Александр Дугин. И зачем ей, глюукале невсамделешней, спрашивается, это понадобилось?

Пометка на полях, она же информация к размышлению: Странное дело — оружие в плане своей эффективности в Матрице-2 располагается в обратном порядке — герои сначала стреляют из весьма разнообразного стрелкового оружия, а когда уже и это не помогает, хватают за мечи, мачете и прочую архаику. Ну, а главный герой Нео который (Нио в «левых» переводах) с самого начала, в отличии от прочей братии-сестрии, ходит в самом настоящем кафтане — длинном, с характерным воротничком. Стоит ожидать, что к третьей части, полежав как следует в коме, он обрастёт бородой (впрочем, судя его типажу, вряд ли сильно обширной). На что намёк? А Матрица его знает! А кто ещё знает — тот молчит. Пока?

В третьей части (под названием «Революция», если верить тем, кто это утверждает, «Сублимация», если верить чуть более-менее осведомлённым источникам) по закону жанра агент Смит будет бесчеловечнейшим образом перепрограммирован, превратившись в эдакого доброго Терминатора, Главный Добрый герой отойдёт на второй план, заделав-таки Тринити своего заместителя на посту избранного. И одному Фрейду (ворочающемуся в гробу аки вентилятор) ведомо, какую революцию они всей компанией замутят. Что ж, где-то в конце года всё станет известно. Если только не обнаружится (опять же, по законам бизнеса и жанра), доселе тайная — четвёртая часть.