Литургика

Гностическая хороводная песнь

Предлагаемый текст дошел в составе своеобразного гностического «романа», известного под заглавием «Деяния апостола Иоанна», или «Странствия апостола Иоанна», и сохранившегося с большими пробелами. По-видимому, апокриф этот сложился к III в., как переработка материала II в.; место возникновения остается спорным.

Гимн вводится следующим образом: Иоанн в своей проповеди рассказывает о чудесах Христа, свидетелем которых он был, и в частности о сверхъестественных свойствах, которыми обладало Христово тело еще до его воскресения (мотивы ереси докетов, осужденной церковью); затем он переходит к описанию последнего вечера, проведенного Христом со своими учениками накануне казни (в ортодоксальной традиции – время «тайной вечери» и «моления о чаше»). Но здесь перед нами мистериальный круговой танец. Возможно, эта картина как-то связана с культовой практикой гностических сект. Иисус, стоящий в центре хоровода, сам сравнивает свою речь с музыкой флейты – инструмента, с древних времен употребительного в культе Диониса и других божеств экстатических «радений». Правда, сам по себе образ священного хоровода был аллегорией, распространенной и в ортодоксальной христианской литературе той эпохи. Например, Климент Александрийский (II-III вв.) рисует христианское учение как новую, неслыханную музыку: «Слово небесное, этот певец, непобедимый в состязании, венчаемый победным венком в том театре, имя коему – мироздание. Это мой Эвном поет, но не на Терпандров или Капионов, не на фригийский, дорийский или лидийский лад, но вечный напев новой гармонии на Божий лад» (перечислены названия музыкальных ладов, употребительных в античной культуре).

Гностическая хороводная песнь

И собрал нас вместе Иисус, и сказал:

— Пока еще не предан Я в руки их, воспоем песнь Отцу и так пойдем навстречу тому, что ждет нас.

Затем велел Он нам стать в хоровод и держаться за руки; Сам же, стоя в средине, сказал:

— Отвечайте Мне «Аминь!»

После того начал Он воспевать песнь, глаголя:

— Слава Тебе, Отче!

Мы же, вращаясь по кругу, отвечали Ему:

— Аминь!

— Слава Тебе, Дух! Слава Тебе, Святый!

— Аминь!

— Хвалим Тебя, Отче,
благодарим Тебя, Свете,
в коем тьма не обитает!

— Аминь!

— При благодарении же нашем говорю так:

спастись желаю,
и спасти желаю1!

— Аминь!

— Искуплен быть желаю,
и искупить желаю!

— Аминь!

— Уязвиться желаю!
и уязвить желаю!

— Аминь!

— Рожден быть желаю,
и рождать желаю!

— Аминь!

— Вкушать желаю,
и предаться во снедь желаю2!

— Аминь!

— Внимать желаю,
и внят быть желаю!

— Аминь!

— Умозрим быть желаю,
всецело Ум будучи!

— Аминь!

— Омываем быть желаю,
и омывать желаю3!

— Аминь!

— Благодать пляшет4!

Играть на флейте желаю,
ведите хоровод все вы!

— Аминь!

— Плач творить желаю,
причитайте все вы!

— Аминь!

— Единая Осьмерица5 нам подпевает!

— Аминь!

— Двунадесятое Число5 пляшет в вышних!

— Аминь!

— Всему сущему плясать должно!

— Аминь!

— Кто не пляшет,
свершающегося не разумеет!

— Аминь!

— Бежать желаю,
и остаться желаю!

— Аминь!

— Украшать желаю,
и украшен быть желаю!

— Аминь!

— Воссоединиться желаю,
и воссоединить желаю!

— Аминь!

— Дома не имею,
и домы имею!

— Аминь!

— Храма не имею,
и храмы имею!

— Аминь!

— Светильник Я для тебя,
о, взирающий на Меня!

— Аминь!

— Зерцало Я для тебя,
о, мыслящий Меня!

— Аминь!

— Дверь Я для тебя,
о, стучащийся!

— Аминь!

— Путь Я для тебя,
о, шествующий!

— Аминь!

— Внимая песни Моей,
восчувствуй, как Я глаголю в тебе!

— Аминь!

От берегов Босфора до берегов Евфрата / Антология ближневосточной литературы I тысячелетия н.э. Пер., предисл. и комм. С.С. Аверинцева – М.: МИРОС, 1994. Стр. 134-136, 311-312.


  1. Христос, как он изображен в этом гимне, в отличие от ортодоксально го образа, не только спаситель мира, всецело благой, светлый и чистый; он и сам нуждается в спасении, в просветлении, «воссоединении», которые несет людям. Он не только субъект, но и объект акта спасения, и потому глаголы, описывающие этот акт, применены к нему не только в действительном, но и в страдательном залоге. 

  2. Ср. Иоан. 6, 54: «Вкушающий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную». 

  3. Имеется в виду крещение. 

  4. Благодать (греч. «Харис») мыслится как женское духовное существо – особый «эон», составляющий с другим, мужским «эоном» супружескую чету – «сизигию»; это мотив, специфичный для гностиков. 

  5. Различные комбинации «эонов», духовные множества различного объема. В системе гностика Птолемея (II в.) Осьмерица состоит из следующих пар: Праотец, или Бездна, и Благодать; Ум и Истина; Слово и Жизнь; Человек и Церковь. От четвертой пары рождается еще 6 пар, образующих  Двунадесятое число»: Утешитель и Вера; Отчий и Надежда; Матерний и Любовь; Вечноум и Разумение; Церковный и Блаженство; Желанный и Премудрость.