Во имя Отца Света, Софии-Матери и Вечного Иисуса!

Invisible Gnostic Front of Liberation
ГНОСТИЧЕСКИЙ ФРОНТ

Начало

F. A. Q.

Наш Гнозис

Наш Тезаурус

Иконостас

Евангелия

Библиотека

Документы

Книга Змея

Контакты

English

IGFL

Counter.CO.KZ

@Mail.ru

http://gnostic.front.ru/

http://front.gnostik.ru/

http://gnostik.front.ru/

Site designed
by Jesus Ophis,
2005 - 2006

Гельмут Кёстер
Гностические писания
как свидетельство традиции изречений

Изречения Иисуса, появляющиеся в так называемых "гностических евангелиях" и иной гностической литературе, обычно считаются вторичными фабрикациями или литературными выдумками. Это суждение становится особенно распространённым в отношении изречений, которые кажутся выражающими "гностические" темы. Я хотел бы задаться вопросом, не могли ли хотя бы некоторые из этих изречений принадлежать к ранней стадии передачи изречений Иисуса? Как следствие, нам придётся проверить не только наше суждение об относительной датировке этих изречений, но и наши взгляды на характер и богословие раннего развития этой части евангельской традиции. В то же время, определённое понимание может быть достигнуто в отношении формирования гностического диалога, как литературного жанра.

I Изречения о поиске и обретении.

Синоптическая версия этих изречений хорошо известна из Мф.7:7-8 и Лк.11:9-10. Почти полное согласие Матфия и Луки подтверждает наличие этого высказывания в их общем источнике. Оно было сформулировано в трёх кратких предложениях, данных сначала как императив, затем как основное утверждение:

Просите, и дано будет вам;
ищите, и найдёте;
стучите, и отворят вам;
ибо всякий просящий получает,
и ищущий находит,
и стучащему отворят.

Эта сильно стилизованная версия происходит из синоптического источника (Q) и несомненно говорит об ответе Бога на молитву. В дальнейшем это подтверждается дополнительными иллюстрациями в Мф.7:9-11 и Лк.11:11-13 – иллюстрациями, которые уже в Q были связаны с этими изречениями о поиске и находке. Но вся целостность является вторичной композицией[1], и неизвестно, согласуется ли её применение к молитве с изначальным смыслом наставления искать и найти. Синоптическая традиция также включает предписания против поиска необходимого пропитания для земной жизни: "Ищите же прежде Царствия Божия, и это всё приложится вам" (Мф.6:33/Лк.12:31)[2]. Что поиск должен быть направлен на религиозную цель, а не на цели земной жизни, выражено несколько раз[3].

Варианты изречения о поиске и находке, появляющиеся вне синоптических евангелий, подтверждают такое употребление. Понятие молитвы отсутствует в Евангелии от Фомы, 94:

Тот, кто ищет, найдёт,
и тот, кто стучит, ему откроют.

Вариант изречения, сочетающий мысль о поиске/находке и радости, см. Ин.16:24:

Просите, и получите,
чтобы радость ваша была совершенна.

Беседа Спасителя 129:14-16:

И знающий
пусть ищет, и он найдёт,
и он возрадуется.

В обоих случаях, это изречение – часть "диалога" или беседы. Однако в каждом случае другие изречения используются в непосредственной близости[4].

Вторая версия отражает тему поиска мудрости, которая сокрыта. Это явно христианская адаптация более раннего афоризма. "Барух" у Киприана Quir.3.29[5]:

Ибо придёт время,
и вы будете искать меня,...
чтобы услышать слово мудрости и разумения,
и не найдёте.

Фм.38:

Много раз вы желали слышать эти слова,
(которые Я вам говорю,
и нет у вас другого, от кого услышать их)[6].
Наступят дни,
вы будете искать Меня,
вы не найдёте Меня.

Ин.7:33-34:
Еще недолго быть Мне с вами,
и пойду к Пославшему Меня;
будете искать Меня,
и не найдёте;
и где буду Я, туда вы не можете прийти[7].

Раннее использование этого изречения в христианской традиции поучений также характеризуется ссылкой Павла на "искание мудрости" (1Кор.1:22)[8]; ср. его отказ от познания Бога "в премудрости Божией" (1Кор.1:21) и его подчёркивание апокалиптического характера сокрытой премудрости (1Kop.2:6-8).

Темы поиска и находки характеризуют религиозный поиск. В этом смысле они несколько раз находятся в числе взаимосвязанных изречений, в которых поиск может быть истолкован, как исследование, и обретение, как знание. Исследование внешних вещей, таким образом, противопоставляется самопознанию. Фм.3:

Если те, которые ведут вас, говорят вам:
Смотрите, Царствие в небе!
…..
Но Царствие внутри вас (и вне вас)[9].
Когда вы познаете себя, тогда вы будете познаны.

Лк.17:20-21:

Не придёт Царствие Божие приметным образом,
и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там.
Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть[10].

Фм.111:

Небеса, как и земля, свернутся перед вами,
и тот, кто живой от Живого,
не увидит смерти. ...
Тот, кто нашел самого себя, -
мир недостоин его.

Это внешнее познание также может противопоставляться познанию откровения или, опять же, самопознанию. Фм.91:

Вы испытываете лицо неба и земли;
и Того, Кто перед вами, – вы не познали Его;
и это время – вы не знаете, как испытать его.

Лк.12:56:

Лицо земли и неба распознавать умеете,
как же времени сего не узнаёте?


Б.Спас.128:1-5:

Я же говорю вам:
то, чего вы ищете и разыскиваете,
вот – оно пребывает в вас!

Фм.92:

Ищите, и вы найдёте,
но то, о чем вы спросили Меня в те дни, -
Я не сказал вам тогда.
Теперь Я хочу сказать их,
и вы не ищете их.

Последнее изречение также содержится в Деяниях Иоанна, 98:

Иоанн, там должен быть человек, чтобы услышать эти вещи от Меня;
ибо Я нуждаюсь в том, кто готов слушать[11].

Вариант, использованный в загадочной беседе Ин.16:23,30:

И в тот день вы не спросите Меня ни о чём...
Теперь видим, что Ты знаешь всё
и не имеешь нужды, чтобы кто спрашивал Тебя[12].

Присутствие этого изречения и его вариантов в таком многообразии источников предполагает, что оно принадлежит к традиции изречений, имевшей место уже в первом веке. Параллель в 1Кор.1:22 указывает на традицию поучений[13].

Вполне возможно, что более распространённое изречение в Фм.2 (в форме Р.Оху.654) также принадлежит к этим ранним изречениям Иисуса о поиске и находке:

Пусть тот, кто ищет, не перестаёт искать, пока не найдёт,
и когда он найдёт, он будет изумлён,
и когда он изумлён, он будет царствовать,
и когда он царствует, он найдёт покой.

Это же изречение находилось в Евангелии Евреев[14], но оно также известно по меньшей мере двум произведениям из библиотеки Наг Хаммади. Одно из них – Книга Фомы из Кодекса II; ср.Кн.Фм.145:11:

...вы найдёте покой.
Вы получите покой от Благого,
и вы восцарствуете с Царём.

Другое, Беседа Спасителя, кажется использующей более ранний диалог, в котором изречение Фм.2 послужило тематическим контуром для оформления обсуждаемой темы[15]. Б.Спас,126:5-17 говорит о "поиске и открытии"; 129:15 о "поиске и обретении"; 134:24 – 137:2 сообщает о видении, которое может представлять тему "изумления"; 138:6-15 обсуждает "царствование"; 141:3-4 вводит последнюю часть беседы вопросом: "Почему мы не войдём в покой сразу?"

Изречение, приводимое Климентом Александрийским в одном случае в Strom.2.9.45 как "также написано в Евангелии Евреев", приводится без ссылки на источник в другом случае (Strom.5.14.97), где он цитирует его целиком. Не может быть сомнений, что Климент знал евангелие с такой формулировкой и переписал изречение из источника. Но наше знание этого евангелия очень фрагментарно, и ссылки на него беспорядочны[16]. Нам не известно о нём ничего, кроме того, что это было евангелие второго века, независимое, возможно, от каких-либо других евангелий, известных нам[17].

Что касается всех вариантов изречений о "поиске и находке", очень трудно представить отношения между ними. Можно принять, как наиболее правдоподобное объяснение, что было несколько разных высказываний о поиске, обращавшихся, как часть традиции изречений Иисуса. Литературная зависимость не может быть доказана, кроме зависимости Матфия и Луки от Q в одном случае (Мф.7:7-8 и Лк.11:9-10). Но Q, насколько он известен через Матфия и Луку, не может являться источником остальных изречений о поиске и находке. Поскольку Евангелие от Фомы содержит большинство остальных высказываний, обсуждавшихся здесь, есть искушение предположить, что это евангелие было общим источником для Беседы Спасителя, Евангелия Евреев, Книги Фомы и, возможно, даже для Евангелия от Иоанна. Хотя свидетельства Иоанна предполагают для своего включения в традицию изречений Иисуса дату первого столетия, было бы рискованно считать этот случай доказательством датировки Евангелия от Фомы в той форме, в которой оно сохранилось в коптском переводе, первым веком. Греческие фрагменты из Оксиринха демонстрируют нестабильность текста и содержания этого собрания изречений. Более того, хотя Беседа Спасителя часто использует изречения, присутствующие в Евангелии от Фомы, но также содержит и материал традиции изречений, которая должна происходить из другого источника. Поэтому, если приходится объяснять наличие этих высказываний в нескольких произведениях, как обязанных одному общему источнику, лучше всего установить письменную (и/или устную) традицию изречений, которая не была несвязанной, но отличной от Q и от Евангелия от Фомы. В этом источнике тема "поиска и обретения" ещё не была сформулирована, как церковное увещевание к молитве, но отражала более раннюю тему поиска мудрости, откровения и спасения.

II Изречения об откровении.

Есть одна известная группа изречений у Матфия и Луки, которая всегда отмечается, как поразительно отличающаяся от большинства других изречений в передаче синоптиков[18]:

Мф.11:25-26 = Лк.10:21

Мф.11:27 = Лк.10:22

Мф.13:16-17
_____________} = Лк.10:23-24
Мф.11:28-30

Тесное отношение второго из этих изречений к так называемой "эллинистической" мысли было установлено уже давно[19]. Мф.11:27 (Лк.10:22):

Все предано Мне Отцом Моим,
и никто не знает Сына, кроме Отца;
и Отца не знает никто, кроме Сына,
и кому Сын хочет открыть.

Ин.3:35:

Отец любит Сына
и всё дал в руку Его.

Ин.14:7-10:

Если бы вы знали Меня,
то знали бы и Отца Моего...
Видевший Меня
видел Отца...
... Я в Отце
и Отец во Мне

(ср. также Ин.13;3; 10:14-15).

Б.Спас.134:14-15:

И если он не знает Сына,
как он познает Отца?

Параллели в Евангелии от Иоанна показывают, что передача этого изречения не ограничивалась Q; оно должно было содержаться в более древней традиции, на которую опирались как Иоанн, так и Беседа Спасителя.

Последнее изречение в этой группе это призыв к обременённым, Мф.11:28-30:

Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые,
и Я упокою вас;
возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня,
ибо Я кроток и смирен сердцем,
и найдёте покой, душам вашим;
ибо иго Моё благо,
и бремя Моё легко.

Призыв также цитируется в Фм.90:
Придите ко Мне,
ибо иго Моё благо
и Моё господство кротко,
и вы найдёте покой себе.

Кроме "господства" вместо "бремени" (Мф.11:30) эта более краткая версия может быть и более аутентичной, чем версия Матфия. Признаки редакторской работы Матфия отсутствуют в Фм.90[20], незаметна зависимость от Матфия и в Б.Спас.141:3-6[21]:

Матфий сказал:
Почему мы не войдём в покой сразу?
Господь сказал:
Когда вы сложите эти бремена.

Трудно определить, были ли другие изречения о "покое" (ср., напр., Фм.2 и 50) также зависимы от этого призыва.

Первое высказывание в этой группе, "благодарение Христа Отцу" (Мф.11:25-26/Лк.10:21-22), это, несомненно, высказывание Q:

Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли,
что Ты утаил сие от мудрых и разумных
и открыл то младенцам.

Не существует цитаты или варианта этого изречения в неканонической евангельской традиции. Его терминология повторяется только дважды в синоптических евангелиях. Первый раз – Мк.4:22 (Мф.10:26/Лк.8:17; 12:2):

Нет ничего тайного,
что не сделалось бы явным,
и ничего не бывает потаённого,
что не вышло бы наружу.

Это изречение появляется в Фм.5 и 6:

Познай то, что перед лицом твоим,
и то, что скрыто от тебя, откроется тебе.
Ибо нет ничего тайного,
что не будет явным.

и:

Ибо всё открыто пред небом.
Ибо нет ничего тайного,
что не будет явным,
и нет ничего сокровенного,
что осталось бы нераскрытым.

Второй синоптический отрывок с той же терминологией – это Mф,13:35:

изреку сокровенное
от создания мира.

Эта сентенция вводится фразой "да сбудется реченное через пророка"[22], но наиболее подходящая ссылка на Ветхий Завет это Пс.77:2 (LХХ), из которой сентенция процитирована в форме, "совершенно отличной от LXX и от позднейших греческих версий"[23].

Ближайшие параллели к этим синоптическим высказываниям и их терминологии находятся в 1Кор.1-4[24]. Вариант странного цитирования "пророка" в Мф.13:35 появляется в 1Кор. 2:7:

Проповедуем премудрость Божию тайную,
сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков...

Термины sofoj и sunetoj употребляются вместе только в Мф.11:25(Лк.l0:21) и в цитате Ис.29:14 в 1Кор.1:19 – и нигде более в Новом Завете. Все остальные термины, необычные для приведенных синоптических отрывков, также содержатся в 1Кор.1-4:

#pokrvptein: 1Кор.2:7 (только здесь у Павла)[25]

krvptein: 1Кор.4:5 (только здесь в Кор)[26]

#pokalvptein: 1Кор.2:10;3:13(еще в Кор. только 14:30)[27]

fanero$n: 1Кор.4:5 (только здесь в 1Кор.)[28]

/npio~: 1Кор.3:1 (еще в 1Кор. только 13:11)[29]



Присутствие всех этих терминов в 1Кор.1-4 не может быть случайным. В этих главах Павел противостоит мудрым спекуляциям и явно употребляет терминологию коринфских учителей премудрости. Кажется, он даже намекает на некоторые из их стандартных афоризмов, которые должны быть тесно связаны с изречениями Мф.11:25 и "цитатой из Писания" в Мф.13:35[30].

Другая "цитата из Писания", появляющаяся в 1Кор., очевидно, принадлежит к той же традиции премудрости. Это 1Кор.2:9[31]:

... не видел того глаз,
не слышало ухо,
и не приходило то на сердце человеку,
что приготовил Бог любящим Его.

Тогда как Павел вводит этот отрывок посредством "как написано", Евангелие от Фомы (17) цитирует его, как изречение Иисуса:

Я дам вам то, чего не видел глаз,
и то, чего не слышало ухо,
и то, чего не коснулась рука,
и то, что не вошло в сердце человека.

Аллюзия на это изречение появляется в Б.Спас.140:2-4:

...о слове[…] том, которого ни глаз не видел,
ни Я не слышал…

Это изречение цитируется многократно[32], и его источник не был определён с точностью[33]. Есть, однако, синоптическое изречение, которое должно учитываться здесь, Мф.13:16-17(Лк.10:23-24):

Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат, ...
многие пророки (и праведники) желали видеть, что вы видите, и не видели,
и слышать, что вы слышите, и не слышали.

У Луки это изречение появляется в том же контексте, что и изречения, обсуждавшиеся выше (следующие за Мф.11:25-27=Лк.10:21-22), и возможно, что в этом контексте они появились в Q[34]. Первая часть этого высказывания (Мф.13:16=Лк.10:23) очень близко соответствует 1Кор.2:9 и Евангелию от Фомы. Вторая часть (Мф.13:17=Лк.10:24) является вторичной доработкой, пытающейся ввести это изречение в обрамление библейско-исторических ссылок[35]. Таким образом, 1Кор.2:9 может быть дополнительным свидетельством существования раннего собрания изречений, использовавшегося оппонентами Павла и сохранившегося в особом материале Q так же, как и в Евангелии от Фомы.

Характер этого собрания нуждается в дальнейшем выяснении. У Матфия и Луки эти высказывания появляются, как изречения Иисуса. Но у Павла, там, где он не просто намекает на эти изречения, но дает полные цитаты, они появляются, как "Писание": 1Кор.1:19 и 2:9 (вводится в обоих случаях словом g1graptai). Тем не менее, первая из этих цитат отчасти отклоняется от своего предполагаемого источника в Ис.29:14, а вторая цитирует неизвестный источник, который Павел называет "Писанием". Также сентенция в Мф.13:35, приведённая выше, появляется, как цитата из Писания[36].

Лучшей гипотезой, способной объяснить эти странные взаимоотношения между Q (Мф.11:25-30; Лк.10:21-24; возможно, также Мф.13:35)[37], 1Кop.1-4 и Евангелием от Фомы, является предположение, что первоисточником этих изречений было утраченное поучительное произведение, которое коринфяне знали и использовали в своём богословии премудрости. Если эта книга обращалась от имени ветхозаветного персонажа, ссылки на неё, как на "писание" в 1Кор.1:19 и 2:9, и, возможно, также ссылка Матфия на "пророка" в 13:39 найдут своё естественное объяснение. На последующей стадии развития материал из этой поучительной книги – уже использовавшейся христианами во времена Павла – вошёл в традицию изречений Иисуса, откуда он окончательно перешёл к Фоме, Матфию и Луке. Этот старый материал мог воспроизводиться и переделываться под именем нового авторитета, и эти сентенции из "Писания" могли стать "изречениями Иисуса" – оба эти феномена уже многократно обсуждались и не нуждаются в дальнейших доказательствах. Основной пункт моих рассуждений – предположить возможность существования одной или нескольких книг премудрости, написанных от имени ветхозаветного персонажа, употреблявшихся христианами уже в середине первого века, и что последующее развитие христианских книг премудрости, собраний изречений и евангелий обязано им очень характерным материалом.

III Изречения о жизни, её времени и месте.

Вопрос источников, развития и редакции диалогов и речей в Евангелии от Иоанна – это одна из великих загадок в исследовании Нового Завета. Библиотека Наг Хаммади содержит большое число произведений, написанных, как диалоги. В некоторых случаях это просто богословские трактаты, изложенные в форме диалогов[38]. Но другие тексты библиотеки содержат диалоги, составленные на основе традиционных изречений Иисуса. Я говорю о Евангелии от Фомы, Беседе Спасителя и Книге Фомы. Я верю, что дальнейшее исследование этих произведений сможет дать нам ключ к пониманию развития изречений, вошедших в Евангелие от Иоанна. Здесь мы сможем обсудить только несколько характерных примеров.

Диалог в Ин.14:1-12 имеет очень интересную параллель в Б.Спас., 132:2-19:

[...] он войдёт в место [жизни], чтобы его не удерживали в этом нищем мире.
Сказал Матфий: Господи, я хочу видеть это место жизни,
[то мeсто], в котором нет зла, но это чистый свет.
Сказал Господь: Брат Матфий, ты не сможешь видеть его,
пока ты носишь плоть.
Сказал Матфий: Господи, даже если я не смогу увидеть его,
пусть я [узнаю его].
Сказал Господь: Каждый, кто познал себя самого, увидел его во всяком деле;
Которое дано сделать ему самому,
и он стал подобен ему в своей благости.

Отрывок из Иоанна 14:2-12 открывает поразительное сходство:

Я иду приготовить место вам, ...
приду опять и возьму вас к Себе,
чтобы и вы были, где Я.
А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.
Фома сказал Ему:
Господи, не знаем куда идёшь;
и как можем знать путь?
Иисус сказал ему:
Я есмь путь и истина и жизнь,
никто не приходит к Отцу, как только через Меня...(ст.7)...
Филипп сказал Ему:
Господи! Покажи нам Отца, и довольно для нас.
Иисус сказал ему: ... (ст.9а) ...
Видевший Меня видел Отца ... (ст.9с-11) ...
Верующий в Меня,
дела, которые творю Я,
и он сотворит[39].

Сходства не являются результатом литературной зависимости. В данном случае, также, как и в других, Беседа Спасителя показывает значительно менее разработанную структуру, чем Евангелие от Иоанна, поскольку она непосредственнее отражает настоящие источники, в которых коренится развитие жанра. Что эти источники были изречениями, очевидно из кратких диалогов, не охватывающих более одного вопроса и созданных на основе отдельных высказываний; ср. Б.Спас.142:4-8:

Сказал Иуда: Скажи мне, Господи, каково начало пути?
Он сказал: Любовь и добродетель.
Ведь если бы одна из них была у архонтов,
зло не возникло бы никогда.

Возможно, изречение, из которого этот диалог создан, было:

Начало пути – любовь и добродетель.

Ср.Сирах.1:14:

Начало премудрости – страх Божий.

В других случаях вопрос просто производится от традиционного изречения; ср.Б.Спас.142:16-19:

Они сказали Ему:
Каково место, в которое мы уйдём?
Сказал Господь:
Место, которого вы сможете достичь, оставайтесь в нём.

Такие краткие высказывания, состоящие из вопроса и ответа, типичны для традиции изречений, особенно для той стадии её развития, которую мы видим в Евангелии от Фомы; в нём содержатся те же темы (путь, место, жизнь и т.д.). Фм.24:

Ученики Его сказали:
Покажи нам место, где Ты,
ибо нам необходимо найти его.
Он сказал им:
Тот, кто имеет уши, да слышит!
Есть свет внутри человека света,
и он освещает весь мир.
Если он не освещает,
то – тьма.

Фм.18:

Ученики сказали Иисусу:
Скажи нам, каким будет наш конец?
Иисус сказал:
Открыли ли вы начало,
чтобы искать конец?
Ибо в месте, где начало,
там будет конец.

Изречения могут также использоваться, чтобы сформулировать вопрос учеников. Таким образом, в диалоге вопросы могут на самом деле отражать традиционные изречения, а вовсе не обязательно издательскую правку. Фм.51:

Ученики Его сказали Ему:
В какой день наступит покой тех, которые мертвы?
И в какой день новый мир приходит?

Ср. Б.Спас.139:21-23:

Сказал Матфий:
Скажи мне, Господи,
как мёртвые умирают,
и как живые живут.

Изречение, которое было использовано, чтобы сформулировать эти вопросы, сохранилось в Фм.11:

Иисус сказал:
Это небо прейдёт,
и то, что под ним, прейдёт,
и те, которые мертвы, не живы,
и те, которые живы, не умрут.

Огромное значение Евангелия от Фомы и Беседы Спасителя заключено в том факте, что они предоставляют нам много примеров развития изречений, использованных для составления евангелий, содержащих по большей части диалоги, таких, как Евангелие от Иоанна. Евангелие от Фомы показывает первый этап перехода от собрания изречений к диалогy. Беседа Спасителя показывает начальный этап бытования более крупных композиций, по меньшей мере в размерах, принадлежащих более раннему диалогу – источнику, использованному автором для редактирования произведения, сохранившегося под этим заголовком[40]. Евангелие от Иоанна содержит полностью развитые диалоги и беседы. Ранние стадии могут бытъ реконструированы с использованием аналогий Евангелия от Фомы и Беседы Спасителя, как в отношении формы и структуры, так и в отношении тематики.

И хотя только изречения о жизни, месте и т.д. были упомянуты, как отражающие типично "иоанновскую" тематику, в тех же контекстах есть изречения, темы которых обычно называют "апокрифическими". Это проявляется в очень сходных формах, и может быть различено в изречениях, приведённых выше, только на основе догматических предпочтений. Б.Спас.140:12-14:

То, что от истины, не умирает.
То, что от женщины, умирает.

Первое предложение имеет ясную параллель в Ин.11:25:

Верующий в Меня, если и умрёт, оживёт.

Но за его продолжением[41] следует обратиться к неканоническим параллелям, таким, как находившиеся в Евангелии Египтян[42]:

... Доколе люди будут умирать?
... пока женщины будут рожать.
Я пришел разрушить труды женские.

Это евангелие также представляет варианты двух изречений Евангелия от Фомы. Фм.22:

Когда вы сделаете двоих одним,
и когда вы сделаете внутреннюю сторону, как внешнюю сторону,
и внешнюю сторону, как внутреннюю сторону,
и верхнюю сторону, как нижнюю сторону,
и когда вы сделаете мужчину и женщину одним,
чтобы мужчина не был мужчиной
и женщина женщиной; ...
тогда вы войдёте в Царствие.

Фм.37:

В какой день Ты явишься нам,
и в какой день мы увидим Тебя?
Когда вы обнажитесь и не застыдитесь,
и возьмёте ваши одежды,
положите их у ваших ног, подобно малым детям,
растопчете их,
тогда вы увидите Сына Того, Кто Жив,
и вы не будете бояться.

Параллельные изречения в Евангелии Египтян[43] представляют более раннюю форму этой традиции, поскольку в них отсутствует искусственное повторение аналоговых пар, характеризующее эти изречения в Евангелии от Фомы. Предположение, что одно евангелие зависит от другого, не сможет объяснить нахождение тех же изречений где-либо ещё. 2Клим.12.2 цитирует большую часть первого изречения в форме, очень сходной с Евангелием Египтян[44]; а Беседа Спасителя (143:23 "...когда вы обнажитесь") намекает на второе из этих высказываний. Гипотеза о литературной зависимости не может предложить удовлетворительного ответа. Скорее можно предположить, что широко известные ранние изречения развивались независимо и были по-разному включены в евангельскую литературу, демонстрирующую разные стадии обработки диалогов. Евангелие от Фомы с его простой схемой "вопрос-ответ" стоит в начале литературного развития и сравнимо с источником изречений у синоптиков. Евангелие Египтян кое в чём расширяет эту схему, тогда как Беседа Спасителя подходит к последней стадии, имеющей больше всего параллелей в Евангелии от Иоанна.

Можно предположить, что многое в развитии так называемых "апокрифических" изречений Иисуса предваряет композицию Евангелия от Иоанна. Высказывания Иисуса о "пути", "месте" и т.д., существовали, похоже, задолго до написания иоанновских прощальных бесед. Если кто-нибудь сомневается, что датировка первым веком возможна для изречений о "мужском и женском, которое не будет ни мужским, ни женским", он должен вспомнить, что слова Павла "во Христе нет ни мужского пола, ни женского" (Гал.3:28) цитируют, возможно, раннехристианское изречение о крещении[45]. Нет оснований отрицать место этих изречений в традиции изречений Иисуса, сформировавшейся в первом веке, хотя они имеют множество параллелей в синоптических евангелиях. Ничего, кроме предположений, здесь не сделать. Использование тех же изречений Иисуса в других писаниях Наг Хаммади ещё ожидает дальнейшего исследования, но мы пойдём в верном направлении, если сможем раз и навсегда отбросить убогий стереотип, что всё, не имеющее параллелей в канонических евангелиях, является еретическим и было, вероятно, написано или сочинено около 140[46] года – почему же, во всём мире, 140? Было бы лучше, если бы мы могли ограничить свои попытки датировать канонические и апокрифические евангелия для установления ясных termini a quo и ante quem – по крайней мере, для времени существования. Относительная датировка внутри краткого промежутка времени не может больше основываться на предположении, что апокрифические евангелия должны были использовать тексты новозаветного канона. Исследование развития форм и жанров должно предшествовать любой попытке представить более точные датировки всех этих евангелий в отношении одного к другому. Это особенно важно для евангелий, развившихся по линии, ведущей от собрания изречений к диалогу: Евангелие от Фомы и Q представляют относительно раннюю стадию, Беседа Спасителя и Евангелие Египтян занимают положение в середине, тогда как Евангелие от Иоанна и такие произведения, как Epistula Apostolorum, демонстрируют полностью развившийся литературный жанр.

Начало Евангелия от Фомы, так же, как и конец Беседы Спасителя, возвращает нас к задаче изучения с учётом всех материалов истории раннего христианства, будь они гностическими или ортодоксальными. Задача найти истолкование изречений Иисуса была созидательной силой, приведшей к написанию евангелий в форме диалогов. В этом апокрифические и канонические тексты единодушны, хотя сохранились они по-разному. Фм.1:

Тот, кто обретёт истолкование этих слов,
не вкусит смерти.

Б.Спас.147:18-20:

[...] понимает это,
[...] будет жить
вечно.

Ин.6:63:

Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь.

Ин.8:52:

Кто соблюдёт слово Моё,
тот не вкусит смерти вовек.



ОБСУЖДЕНИЕ



Гельмут Кёстер:
Моим изначальным намерением было оценить в этой статье вероятность того, что тексты Наг Хаммади содержат евангельский материал, не прошедший через записанные евангелия – те, по крайней мере, которые нам известны. Я отказался от этого проекта, поскольку определить, какой материал евангельской традиции использовался в гностических аналогах, оказалось слишком трудно. По крайней мере в одном случае я решил, что мы можем признать – Беседа Спасителя была построена на традиции изречений, коренящейся в первом столетии. Более того, присутствие некоторых её терминов и сюжетов в 1Коринфянам 1-4 требует выяснения.

Гарольд Аттридж:
Как относилось развитие традиции изречений к валентинианству?

Кёстер:
Гностические писания, особенно Евангелие Истины, используют и интерпретируют изречения и притчи, которые мы только иногда можем идентифицировать в других источниках. Это означает, что усилия гностического богословия были тесно связаны с интерпретацией изречений Иисуса, или афоризмов, ставших "изречениями Иисуса". Таким образом, Sitz im Leben гностического богословия это интерпретация и передача традиции изречений.

Аттридж:
Как вы расцениваете использование синоптического материала во фрагментах, аттрибутируемых Иринеем в Haer.1.8. Птолемею? Показывает ли это использование канонического текста или это соприкосновение с независимой традицией?

Кёстер:
Есть проблемы с использованием доказательств такого рода, как инструмента датировки. Очевидно, тексты второго этапа валентинианского богословия могут отличаться от других гностических писаний, не содержащих ссылок на канонические евангелия, но получивших свой материал от более ранних этапов развития, письменных или устных. Птолемей и Гераклеон, к примеру, использовали те же евангелия, что и Ириней: в Послании к Флоре использован Матфий, Гераклеон комментировал Иоанна. Напротив, Беседа Спасителя не демонстрирует явной зависимости от этих евангелий. Хотя это различие очевидно имеет значение для датировки, его следует развивать дальше.

Барбара Аланд:
Почему вы сказали, что изначальный поучительный характер некоторых изречений лучше сохранился в апокрифических текстах, чем в синоптических евангелиях?

Кёстер:
В гностической форме изречений о поиске и обретении, особенно, когда Учитель говорит о поиске и обретении "Меня", это речь Премудрости. В канонической передаче это речь Иисуса. Сравнение с другими афоризмами показывает, что эти изречения изначально находились в дохристианских книгах премудрости, употреблявшихся христианами первого века. У Матфия и Луки – то есть в Q – отношение этих изречений к Иисусу, как произносящему их, стало более определённым. Более того, Лука иногда придаёт им апокалиптический характер, больший, чем они имеют в Евангелиях от Фомы и от Иоанна.

Аланд:
Могли ли не Матфий и Лука придать оригинальную форму, а поучительный характер был добавлен позднее?

Кёстер:
Есть три довода против этой гипотезы. Во-первых, изречения ограничены особыми отделами у Матфия и Луки, и они не просто подходят к другим сообщениям этих евангелий. Похоже, эти изречения имеют отдельную историю. Во-вторых, ваша гипотеза требует сомнительного утверждения, что Иоанн зависел от синоптиков. В-третьих, ваше предположение оставит параллели с 1Коринфянам необъяснёнными. Таким образом, предположение существования ранней книги премудрости кажется более приемлемым объяснением.

Элайн Пагельс:
Могли бы вы расширить ваше толкование Евангелия от Фомы, как общего источника для Беседы Спасителя, Евангелия Евреев, Книги Фомы и, возможно, Евангелия от Иоанна?

Кёстер:
Я не думаю, что прямое родство может быть прослежено. С моей точки зрения, на этой стадии бытования письменные материалы были чрезвычайно нестабильны. Мы знаем, что это справедливо в отношении Иоанна: глава 21 явно была добавлена позже. Возможно, это справедливо и в отношении синоптиков. Это предполагает, что нестабильность евангельской литературы с середины первого до середины втopoгo века была большей, чем мы думали.

Роберт МкЛ.Вильсон:
Это евангельская литература или евангельская традиция? Я подозреваю, что вся ситуация была более текучей, пока документы не были зафиксированы на письме.

Кёстер:
И пока авторитет этих писаний не был установлен наравне с авторитетом Библии, то есть Ветхого Завета. Я пытался отстраниться от мнения Дибелиуса о "диком предании", которое, помимо прочего, описывает то же явление, которое я назвал нестабильной традицией. Не важно, была эта традиция письменной или устной; материал мог обращаться и так, и так. Мы должны отбросить формально-критическую идею Гункеля и Бультмана, что существовала "примитивная стадия" устных изречений, с записями, появившимися только позже, когда искажения возросли. Мы должны распознать, что в литературной культуре изречения были с самого начала, и в иудейской, и в греческой среде. Если они были устными, то для удобства заучивания наизусть, а не потому, что люди находились на примитивной стадия развития.

Аттридж:
Где в традиции поучений вы поместили бы Гром (VI,2)?

Кёстер:
Я не хочу датировать Гром! Я настаиваю только, что в отношениях между литературой премудрости и евангельской традицией открывается путь, доступный для нашего исследования.

Вильсон (Кестеру):
Я хотел бы поднять вопрос дат. Вы усомнились в датировке 140 годом, которая была предложена для Евангелия от Фомы Анри-Шарлем Пюэшем. Я не знаю, почему он выбрал эту дату, но проблема есть и без неё. Если Матфия и Луку датировать около 80 года, и Q около 60 года, то было ли время для их развития из поучительной книги, которую вы предполагаете?

Уэйн Миикс:
Здесь мы сталкиваемся в другом контексте с вопросом, поднятым в статье профессора Стида: как долго продолжалось это развитие?

Г.К.Стид:
Если согласиться с Джоном А.Т.Робинсоном, что бo'льшая часть Нового Завета была закончена к 70 году, проблема даже более острая!

Кёстер:
Здесь, конечно, серьезная проблема датировок. 140 год был выбран не случайно. Если канон был собран в конце второго века, а Матфий и Лука датируются концом первого, то 140 год оказывается как раз посередине. Как с многими из писаний Наг Хаммади, трудно назвать более точную дату. Я думаю, наилучшим образом действия было бы назвать самую раннюю и самую позднюю даты, а затем искать критерии для большей точности.

Что до спорного вопроса о времени, следует помнить, что некоторые процессы происходят постепенно, а некоторые взрывоподобны. Возникновение миссии среди язычников потребовало всего пяти лет, развитие посланий апостола Павла – шести или восьми. Нет свидетельств о посланиях такого рода до 1Фессалоникийцам; однако, с Посланием к Римлянам жанр достиг своей законченной формы. Возможно, так же мало времени потребовалось для кристаллизации изречений в виде письменных документов. Двадцати лет могло оказаться достаточно.

Миикс:
Да, расписание относительно. Как настаивает Martin Hengel в "Christologie und neutestamentliche Chronologie" (Neues Testament und Geschichte, Festschrift fur O.Cullmann (1972) 43-67), за двадцать лет между распятием и первым посланием Павла христология развилась сильнее, чем за последующие три века.

Кёстер:
Да, есть периоды плодородные и периоды затишья. Но я не думаю, что мы должны датировать все новозаветные документы периодом до 70 года, чтобы затем иметь огромную дыру до волшебного 140 года!

Стид:
Heт, мне не хотелось бы защищать датировку Робинсона!

Аттридж:
140 год – это дата, предложенная в 1897 году Гренфелем и Хантом, первыми издателями Оксиринхских папирусов. Их аргументы изложены профессором Кёстером: как неканонические, эти тексты, очевидно, возникли позднее канонической традиции; однако, они были написаны до того, как канонические евангелия стали широко известны.

Жилль Киспель:
Я хотел бы сказать в защиту Пюэша, что его датировка 140 годом не может быть отброшена. Она основывается на доводах не риторических и не смешных. Он отметил аргументы Гренфеля и Ханта: в Оксиринхе было три фрагмента разных книг с палеографическими признаками для датировки всех их до 200 года.

Аттридж:
Я не хочу отстаивать позднюю дату для Евангелия от Фомы, но хотелось бы отметить, что палеография даёт только terminus ante quem. Зафиксировать любую дату до 200 года – чистая догадка, и Пюэш не дал дальнейших аргументов для своего выбора 140 года.

Киспель:
Пюэш писал в манере, принятой в книгах для непосвящённых. Но он был аккуратным и очень осторожным учёным.

Вот что можно ещё сказать о 140 годе. Я верю, что Евангелие от Фомы – энкратитский труд из Эдессы, редактировавшийся, возможно, на восточно-арамейском языке и поэтому независимый от синоптиков. Чтобы это писание было переведено на греческий и привезено из Эдессы в Египет, потребовалось определённое время. Таким образом, Пюэш поддержал датировку, традиционную, начиная с Гренфеля и Ханта, против которой не было ни палеографических, ни каких-либо иных филологических возражений. Несмотря на некоторые сомнения, я не стану отвергать эту дату, хотя я консультировал Робертса по палеографии. Его датировка папируса Эджертона 125 годом была названа "последним фиговым листком ортодоксии", но это не является серьёзной или научной атакой. Аналогично, дата 140 требует более серьёзных возражений.

Кёстер:
Я хотел бы пояснить, что тоже не доказываю поздней датировки Евангелия от Фомы. Мало того, я хочу предложить дату более раннюю, чем 140 год.

Если бы моя статья распространялась с полными примечаниями, я отметил бы не только Пюэша, но также всё, что я узнал о ранней дате и происхождении Евангелия от Фомы в моём долгом товарищеском противостоянии с профессором Киспелем.

Перевод выполнен Дм.Алексеевым по изданию: Helmut Koester, Gnostic Writings as Winesses for the Development of the Sayings Tradition. // B.Layton (ed.). The Rediscovery of Gnosticism. Vol. 1 The School of Valentinus. Leiden, Brill, 1980.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Rudolph Bultmann. The History of the Synoptic Tradition (New York: Hаrреr & Row, 1963) 37.

[2] В Q это изречение стало частью вторичной композиции изречения "о заботах" (Мф.6:25-34 = Лк. 12:22-31).

[3] Ср.Лк.17:33. См.также употребление этого термина в притчах: Мф.13:45; Лк.15:8.

[4] Об Ин.16:20 см.ниже. Для цитаты из Беседы Спасителя см.129:12-14: "Кто способен, пусть отвергнется себя и покается" = Мк.8:34.

[5] Анри-Шарль Пюэш был первым, кто обратил внимание на это изречение, содержащееся только в одной рукописи Testimoniorum Libri tres ad Quirinum Киприана (ed.G.Hartel, CSEL). Изречение вводится словами "также в Барахе (=Барухе)". Ср. Hienri-Charles Puech, Gnostic Gospels and Related Documents, в Hennecke-Schneemelcher (E.T.ed. Wilson) 1.301.

[6] Скобки мои.

[7] Ср.Ин.13:33: "Будете искать Меня, и, как сказал Я иудеям, что, куда Я иду, вы не можете прийти".

[8] Эта фopмyлировкa в 1Кор.1:22 является технической, т.е. она отражает терминологию коринфян, для которых поиски мудрости были центральной религиозной целью; против Hans Conzelmann, I Corinthians (Hernieneia; Philadelphia: Fortress, 1973) 46.

[9] Эта фраза – позднейшая вставка, поскольку она смешивает противопоставлеие "не внешнее (небо, море), но внутреннее".

[10] Проблема истолкования этого изречения у Луки не может бытъ рассмотрена здесь; см. особенно Bent Noach, Das Gottesreich bei Lucas (SymBU 10; Uppsala: Gleerup, 1948), где обсуждается история истолкования. Hans Conzelmann (The Theology of Saint Luke (tr.Geoffrey Buswell; London: Faber & Faber, I960) 120-125) демонстрирует, что на редакцию Луки решительно повлияла её нынешняя формулировка; ср.также August Strobel, Die Passah-Erwartung а1s urchristliche Problem in Lc 17-20 f., ZKW 49(1958) 157-183: Лука направляет это изречение против представления, что Пришествие произойдёт в день Пасхи. Параллели в Фм.3, 91 и 111 предполагают, что изречение, использованное Лукой, противопоставляет внешнее созерцание присутствию Царствия в верующем и/или в Иисусе, как Наставнике.

[11] P.A.Lipsius и М.Bonnet (eds.), Acta Apostolorum Apocrypha / 2 тома, Leipzig: Mendelssohn, 1891-1903; репринт, Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgeselschaft 1959) 2/1. 200, стр.4-5. См.также Ириней Наеr.1.13.2; Епифаний Hаеr.34.18.13.

[12] То, что Ин.16:23 и 30 принадлежат единому целому, рассматривалось часто; беседа о прошениях, обращённых к Отцу, Ин.16:24-28, прерывает тесную связь между этими двумя стихами. Об использовании у Иоанна других изречений, особенно в прощальных беседах, см. ниже.

[13] Отношение 1Kop.1-4 к традиции поучений будет обсуждаться ниже.

[14] Согласно Клименту Александрийскому, Strom.2.9.45 и 5.14.97.

[15] См.Helmut Коеster и Elaine Pagels, "The Dialogue of the Saviour" (III,5) в NHLibEng, 299. Более полный отчёт появится в издании Брилля.

[16] См.Philipp Vielhauer. "The Gospel of the Hebrews" в Hennecke-Schneemelcher (E.T.ed.Wilson) 1.158-163.

[17] Невозможно представить литературные отношения между Евангелием ог Фомы (самым ранним свидетельством) и каким-либо другим свидетельством изречения. Нет достаточных оснований считать Евангелие Евреев источником для Евангелия от Фомы; Против Puech в Hennecke-Schneemelcher (E.T.ed.Wilson) 1.297-298.

[18] Классическое исследование этого отрывка – Adolf von Harnack, Тhe Sayings of Jesus (New York: Putnams, 1908) 272-310, и Eduard Norden, Agnostos Theos (1912; репринт Darmstadt: Wissenshaftliche Buchgeselshaft, 1956) 277-308. Бo'льшая часть моих наблюдений предвосхищена этими двумя исследователями. Гарнак (301) уже подчёркивал тесное соотношение Мф.11:25-26 и 1Kop.1:19-21. Норден продемонстрировал, что литургический язык этого отрывка принадлежит к традиции, охватывающей весь спектр религиозного языка от Премудрости Соломона до герметической литературы. Попытка осветить историко-религиозный контекст этого отрывка была сделана Thomas Arverdson, Das Mysterium Christi: Eine Studie zu Mt.11.25-30 (Leipzig und Uppsala, 1937). Обзор предшествовавшей дискуссии см. A.M.Hunter, "Crux Criticorum – Matt. XI 25-30 – A. Re-appraisal", NTS 8 (1961-1962) 241-249. Об отношении данного отрывка к богословию Премудрости ср. M.Jack Suggs, Wisdom, Christology, and Law in Mattew's Gospel (Cambridge, Mass.: Harvard University, 1970) 71-108.

[19] Бультман (Synoptic Tradition, 166) цитирует это изречениe, как одно из трех синоптических изречений Иисуса, принадлежащих к кругу, совершенно отличному от неэллинистического (арамейского) окружения, из которого вышли почти все другие изречения. Но Мф.11:25-27 и, возможно, также Мф.11:28-30 происходят из источника синоптических изречений (Q); см. Dieter Luhrmann, Die Redaction der Logienquelle (WMANT 33; Neukirchen: Neukirchener Verlag 1969) 60-61.

[20] Ср., напр., пристрастие Матфия к pra?~, "кроткий" (Мф.5:5; 21:5). Этот термин не употребляется больше ни в одном из канонических евангелий.

[21] Ср.также Б.Спас.121:3.

[22] В некоторых рукописях добавлено "Исайя" (a* Q f рс).

[23] Krister Stendahl, The School of St.Mattnew and its use of the Old Testament (2ое изд.; Philadelphia: Fortress, 1968) 116. Наиболее важное различие это kekrum1na у Матфия для probl/mata (у Акилы a>njgmata, являющееся корректным переводом еврейского h?idot).

[24] Гарнак отметил этот параллелизм (см.выше, прим.19), но многие исследователи не последовали за ним. Арвердсон (Mysterium Christi) лишь походя упоминает несколько стихов 1Kop.1-2. Нет упоминания о Мф.11:25-30 y Hans Lietzmann, An die Korinthen I (II) НNT 9; 5ое изд Werner Georg Ku"mmel; Tubingen; Mohr (Siebeck), 1969) и Hans Gonzelmann, I Corinthians (Hermeneia; Philadelphia; Fortress 1975). Но Hunter ("Crux Criticorum", 244) говорит со ссылкой на Гарнака: "В действительности, Св.Павел мог хорошо знать это изречение", т.е. Мф.11:25.

[25] В дейтеропаулинистской литературе оно использовано в Кол.1:26; Еф.3:9.

[26] Отметим, что krvyw также стоит в Ис.29:14 ( = 1Кор.1:19). Павел изменил его на #qet/sw. Krvptein также у Павла: Рим.1:19; 3:21; и многократно во 2 Коринфянам (Рим.16:26 Павлу не принадлежит).

[27] Также у Павла: Рим.1:17,18; 8:18; Гал.1:16; 3:23; Фил.3:15.

[28] Также: Рим.1:19; 3:21; (16:26) и многократно во 2Коринфянам.

[29] Вне 1Коринфянам Павел употребляет n/pio~ только в Рим.2:20; Гал.4:1,3; (в 1Фесс.2:7 первоначальное чтение было O^pioi).

[30] James M.Robinson ("Kerygma and History in the New Testament") idem и Helmut Koester (Trajectories through Early Christianity (Phlladelphia; Fortress; 1971)42-43) уже привлекал внимание к близкому сходству богословия премудрости коринфян и некоторых частей Q.

[31] См.мою ссылку в Trajectories, 186.

[32] Для ссылок на эти цитаты см.Conzelmann, I Corinthians, 64. Оно также используется в текстах Наг Хаммади; ср.Молитву апостола Павла I,А:25-29.

[33] Eckard von Nordheim ("Das Zitat des Paulus in I Kor.2:9, ZMW 65 (1974) 112-120) недавно доказал, что цитата взята из иудейского Vorlage коптского христианского Завета Иакова.

[34] Гарнак (Sayings of Jesus), 135 приписал изречение к этому контексту Q, полностью исключая Мф.11:28-30. Luhrmann (Logienquelle, 61) колеблется. Или 1 Коринфянам или Евангелие от Фомы, или они оба имеют параллель с Мф.11:28-30 (параллели у Луки нет), с Лк.10:23-24 (параллель у Матфия в другом месте), а Mф.11:25-27 = Лк.10:21-22 доказывает, что все эти изречения принадлежат к одной и той же традиции афоризмов, которая была одновременно частью традиции Q.

[35] Возможно, что эта доработка использовала другое изречение, подобное сохранившемуся в Фм.52: "Ученики Его сказали Ему: Двадцать четыре пророка высказались в Израиле, и все они сказали о Тебе. – Он сказал им: Вы оставили Того, Кто жив перед вами, и вы сказали о тех, кто мёртв".

[36] См. выше, прим.23: "как сказал пророк".

[37] Мф.13:16-17 = Лк.10:23-24 и Мф.13:35 – интерполяции Матфия в главу притч у Марка. Первая из них безусловно происходит из Q, происхождение второй неясно.

[38] Наиболее яркий пример это Премудрость Иисуса Христа, версия, оформленная в виде беседы Иисуса с учениками, дохристианского, возможно, трактата Евгност Блаженный; см. Douglas M.Parrot в NHLibEng., 206-207.

[39] Эти отрывки в Ин.14:1-12, соответствующие Б.Спас.132:2-19, почти идентичны "источнику", который реконструировал Heinz Becker (Die Reden des Iohannesevangeliums und der Stil der gnostischen Offenbarungsrede (FRLANT 68; Go"ttingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 1956) 105-107. Независимо от того, была ли эта реконструкция правильной, моя позиция такова, что этот диалог изначально происходит от изречений, котоpыe были расширены до беседы в форме вопросов и ответов.

[40] См. выше прим.15.

[41] Ср. также Б.Спас.144:17-21; "Молитесь в месте, где нет женщины... резрушьте дела женские".

[42] Климент Александрийский, Strom.3.9.63,64.

[43] Они цитируются Климентом в Strom.3.13.92.

[44] Но нет никакого основания верить, что 2 Послание Климента зависит от Евангелия Египтян; ср. мою работу Synoptische Uberlieferung bei den Apostolischen Vatern (TU 65; Berlin: Akademie, 1957) 102-105.

[45] См.самую недавнюю работу Dennis Ronald MacDonald, "Тhеrе is no Male and Female: Galatians 3:26-28 and Gnostic Baptismal Tradition" (Ph.D.dissertation. Harvard University, 1973). Ср. также Hans Dieter Betz, Galatians (Hermeneia; Philadelphia: Fortress, 1979) o Гал.3:28.

[46] Эта датировка (или "некогда в первой половине второго столетия") была приписана большому числу апокрифических евангелий, например, Евангелию от Фомы, Евангелию Евреев, Евангелию Египтян, Евангелию от Петра, Папирусу Эджертона II и другим. Ср. соответствующие введения в Hennecke-Schneemelcher (E.T.ed.Wilson) vol.1. Датировка первым веком обсуждается редко, так же, как и датировка вторым веком для канонических евангелий.